Вход

Регистрация
Главная
 
Сайт мультфильма
"Пластилиновый Мытахо"
 
Меню сайта
Категории раздела
Мои статьи [54]
Наш опрос
Оцените мой сайт
Всего ответов: 77
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Форма входа
Главная » Статьи » Мои статьи

Сказки дедушки Серёжи (газета "Васькин аргиш", 2005)

Как-то раз известный ямальский журналист Сергей Волков в 2005 году дал интервью для газеты "Васькин аргиш", которую выпускали старший сын Василий и его одноклассники-третьеклассники - салехардские школьники из Гимназии №1 (ныне - "Обдорская гимназия"). Увлекательная история. Как говорится, аплодируем одной рукой! Итак, рассказывает Сергей Волков!

Ну, что сказать? Как в песне поётся: «Ну, что сказать, мой старый друг?» Ну, что сказать, мои юные пионеры? В жизни всегда хочется быть первым. Открыть Северный Полюс - как Пири, или замерзнуть на Южном – как Скотт, или проплыть вокруг Земного шара – как Магеллан. Быть первым…Наши русские…Вот, Магеллан, он ведь не проплыл вокруг Земного шара, он чуть-чуть не доплыл и погиб на островах. А наши русские Крузенштерн и Беллинсгаузен, вдвоем взяли корабли и поехали. Они знали, что можно погибнуть. Но русские опоздали. Если Магеллан это сделал в 1521 году, то наши опоздали и сделали это в 1800-каком-то году. Мы опоздали на 300 лет.

А вот сейчас я держу газету, которая не опоздала. Это газета первая «Васькин аргиш» №2. Я, конечно, не Магеллан и не Беллинсгаузен, и не Крузенштерн, но я тоже хочу быть первым! Я первый прочитал эту Васькину газету. А многие ее еще не прочитали и не знают, о чем тут идет речь: о чем гимназисты говорят, о чем гимназисты судачат? Судачат и рассуждают – как у них там жизнь? Вот никто же не знает, о чем говорили гимназисты 1870 года. Тогда была гимназия, и в этом году родился Владимир Ильич Ленин. Тогда даже об этом не говорили. А сегодня мы даже не знаем, какие гимназисты у нас учатся в 21 веке. А вот я знаю. Я листаю газету и знаю, какие у нас ребятишки: Аня, Егор, Миша, Васька, конечно. Которого назвали, я даже не сомневаюсь, что Ваську назвали в честь Василия Ивановича Чапаева. А Аню назвали в честь Анны Васильевны Пулеметчицы. И мне очень приятно, что я эту газету прочел первый! Значит я тоже пионер. А что такое пионер? Это всем ребятам пример! Вот это из моего детства.

А еще есть такие детские песни. Я как-нибудь их спою вам:

У дороги чибис, у дороги чибис,

Он кричит, топорщится чудак.

Ах какие, чьи вы? Ах, какие, чьи вы?

Вот такой был чибис-чудак. И эту кассету – «Песни детства», мы споем. Много песен интересных было в нашем детстве. Конечно, мы пели их и на улицах, мы много слышали, а многие мы учили.

И учили такие песни:

Русский с китайцем – братья на век.

Песню слагает простой человек.

Русский с китайцем – братья на век.

Нас учили, что русские с китайцем – это братья, вот. Я думаю, что Русский с китайцем – братья на век. китайцы скоро придут, а мы скажем: «Вот, ребята, мы и подготовились к вашему приходу. Мы первые знали, что китайцы придут сюда.» А чего они придут? Да газа у них не хватает, а мы еще не весь газ продадим немцам. Китайцам оставим немножко. Вот так. Так, я о чем начал? О том, что я первым прочитал газету «Васькин аргиш». Аргиш, аргиш – это слово конечно такое, ненецкое. А по-русски, по-украински – это «Васькин возок». Чтобы возок был всегда полный. Ну, воз, воз. Поедем дальше на возке.

Да, возможно, многим ораторам, таким, как Цицерону, им всегда хватало времени. А мне не хватило, и я забыл сказать самое главное, или упустил. Вот недавно взял книжку, читаю: Ванька Жуков – чуть ли не Васька Жуков. «Ванька Жуков» Чехова. И Ванька Жуков – ему ровно 9 лет. Он пишет своему дедушке, а дедушке почти 66 лет. А Ванька учился на сапожника, а его там селедкой в морду тыкали. И он дедушке пишет: «Дедушка, забери ты меня отсюда! Забери из этой учебы, хочу к тебе. Я тебе буду табак молоть. Буду все делать. Буду богу молиться, свечку поставлю, только забери от этого сапожного мастера!» Не хотел Ванька учиться. Неграмотный был. И написал письмо это и подписал: «На деревню дедушке». А письмо, наверное, не дошло. А этот Ванька выучился, наверное, на хорошего сапожника. Вот это был Ванька – ему 9 лет. Вам по 9 лет. А мне тоже, конечно, было 9 лет. Какие это были хорошие 9 лет! Это проходило на границе с Польшей. И мама меня посылала, ну, за хлебом, конечно.

Ой, так я же не сказал. Мы Ваньку Жукова разобрали. Вас мы разбирать не будем – вы сами о себе все расскажете. Но мне тоже когда-то было 9 лет. Это было на границе с Польшей. И была такая школа хорошая – 4 класса. И в этих 4-х классах училось всего лишь 16 ребятишек. Это были русские ребятишки. А рядом была большая школа – там 400 было ребятишек. И все они были почти поляки. И они пели:

Еще Польша не згинела

И згинеть не буде

Еще москаль полякове

Боты чистить буде.

А рядом в маленькой школе на 16 человек пели: «Союз нерушимый республик свободных» …

Но они нас, честно, немножко лупили, потому что их было 400, а нас - 16. Потому что это была такая граница. Но всем было по 9 лет.

И мы влюблялись. Влюблялись, потому что школа то – одна. Все сидели почти в одном классе. За одной партой сидел 4 класс, за другой 2 класс. А я сидел с девочкой. И у неё папа был летчик. И она любила командовать. И я первый раз влюбился. «Ну что ты, Сережа, так все делаешь? Надо же писать так!» А мне так нравилось, что она мной командует. А потом она, как фата-моргана, куда-то исчезла. Дальше судьба пошла другими путями. Такая была наша маленькая школа. А учитель был у нас – ветеран войны. Что-то у него там с ногой было – он хромал. Все смеялись над ним и говорили, что у него колена нету. И нам его было не жалко почему-то. А он воевал, ходил в гимнастерке – больше он ничего купить не мог. А нам его совсем было не жалко.  Нет у него колена, ну и подумаешь! А у нас-то у всех были колени. У нас все было нормально. Нам было весело. А он хотел научить нас читать. Ну, конечно, читать он нас научил. Потом мы все разбежались. Потом случилась маленькая история со мной. Там валялись снаряды очень такие большие. Может быть, порядочные дети их не подбирали, а я подобрал. А этот снаряд потом взорвался, прямо у нас в квартире. Этот снаряд никого не поранил, потому что я этот снаряд держал левой рукой. Я был левша. А потом я пришел в школу, и мальчики тоже очень веселились, а один особенно веселый спросил: «Ну как теперь ты будешь аплодировать на концерте?» Я не знал, что ему ответить. А другой мальчик подошел и как шлепнул первого мальчика по щеке и сказал: «Вот такие будут аплодисменты!» И мне понравилось, но я так больше никому не аплодирую. Жалко мне всех. Ну вот, такие истории бывают. Есть грустные, а есть и веселые. А веселые истории начались уже тогда, когда я стал совершеннолетним. Когда я уже не боялся милиции. А нас милиция пугала. Нас поймает милиционер, когда с горки едешь и говорит: «Ты чего конституцию не соблюдаешь?» А у нас была учительница в 8-ом классе, Конституцию СССР преподавала. Её звали Юлия Давыдовна. Она была такая худенькая, сухая, старенькая. Она еще в гимназию ходила. А потом она умерла. А мы приходим в школу, а уроков-то нету! А все: «Что такое?» А в ответ: «Конституция умерла! Это так хорошо! На уроки не идем!» А потом как все начали у нас учителя старенькие умирать, то мы вообще учебу забросили: то Юрия Семеновича хоронить надо, то Юлию Абрамовну! И мы уже стали думать: «Что за школа?» Тут и школа кончилась. Нам дали аттестаты зрелости. Сказали, вы уже зрелые. Можете: «Гуляй, Вася!»

 Как говорил мой папа (а папа у меня – это длинный рассказ): «Гуляй Вася, ешь опилки. Я - директор лесопилки!» А я думал: «Какой папа у меня юморист! Где у нас в Киеве лесопилка? Где опилки?» Мы жили в каменных киевских джунглях. Я спрашивал: - Папа, что такое «Гуляй Вася, ешь опилки. Я - директор лесопилки!»? Я в то время лесопилки даже никогда не видел. А потом я увидел на Севере – какие лесопилки, какие опилки, и как тут весело, как хорошо. И я вспомнил то время, когда папа говорил: «Гуляй Вася, ешь опилки. Я - директор лесопилки!» А, оказывается, из опилок начиняли мишек-игрушек. И у меня была девочка знакомая: когда ей покупали куклу, мишку или собачку, то эта хорошая девочка первым делом брала нож и смотрела, а что же внутри? А внутри – опилки. Вот такая девочка была. Если кто-нибудь из вас, мальчиков, попадется в руки этой девочке, то я вам, ребята, не завидую…

Послесловие Василия Коробова, редактора газеты «Васькин аргиш»:

Вот и прощается с вами «Васькин аргиш»ха-ха-ха!!!.Может вам и  он понравился но…ха-ха-ха!!! но…НО…Спасибо критикам и помошникам газеты моей кинокомпании «ВасЬкино». Выпускайте в ход свои аргиши – про класс , и всякую всячену!!! . каждый третеклассник выпустит в 3-м классе по 3 номера своего аргиша – передаю истафету всем желающим.Вот и прощается с вами «Васкин аргиш».Мне запретили продававть газеты и фильм в школе.

Теперь всё это можно купить в магазине «Чёрный кот».БОЛЬШЕ НЕ УВИДЕТСЯ ВАСЬКИН АРГИШ со школой!!!Вот и прощается с вами «Васькин аргиш»ха-ха-ха!!! Это газета является собственостью кинокомпании «ВасЬкино», а также «МЫНИКУ» - она для детей , а не для  урока русск. Яз. И не падайте духои братаны вы писали (и сёстры) очень отличные статьи для моего аргиша, о вас уже знают Лабытнанги!!!!

г. Салехард, октябрь 2005 года.

ССЫЛКИ ПО ТЕМЕ

Сергей Волков. Киев-Салехард. Кино-воспоминания и кино-размышления накануне Года российского кино.

Категория: Мои статьи | Добавил: miniku (15.03.2018)
Просмотров: 49 | Теги: Салехард, Обдорская гимназия, Василий Коробов, Васькин аргиш, Сергей Волков | Рейтинг: 5.0/3
Всего комментариев: 0
Поиск
Друзья сайта
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz

  • Copyright MyCorp © 2018